ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ САЙТ УЧИТЕЛЯ СЛОВЕСНОСТИ
ГИМНАЗИИ № 1452 "БОГОРОДСКАЯ" г.МОСКВЫ
Петровой Аллы Алексеевны



Меню сайта
Учительская
Учащимся
Проверь слово
Словари русского языка
www.gramota.ru
Карта визитов
Все флаги в гости
Flag Counter
Статистика
Электронный журнал

Полезные кнопочки

Учебные презентации скачать бесплатно Банк Интернет-портфолио учителей Учительский портал

Ядро стало крутиться с таким вращением, что вот-вот должно взорваться. Что и произошло. Произошла вспышка, сота начала расширяться. Картинка еще увеличилась. Сота занимала весь экран, в которой разные по величине звезды двигались в хаотичном порядке, постепенно скапливаясь в группки. И среди звезд летала слегка видимая пыль. Все это напоминало живой организм.

Затем картинка исчезла, экран стал черным. Минут пять Максим Петрович сидел в тишине. Потом послышалась музыка Эннио Морриконе из кинофильма «Профессионал». А на экране появился разрушенный город. Он кишел крысами, которые поедали все. И только по одной улице брела женщина. Женщина была очень красивой. Тело, одетое в комбинезон непонятного цвета, хорошо тренированно, но вместе с тем хрупко. Кожа была белой, но все в царапинах и нарывах. Симпатичное лицо, измазанное кровью, обрамляли белокурые грязные волосы до плеч. Зеленые глаза говорили об обреченности. Нос слегка вздернут вверх, губы были полноваты и бледноваты. Все движения были осмысленными. Такое ощущение было, что она приняла какое-то решение.

─ Это она! ─ воскликнул Макс.

Он вспомнил, как ходил по многолюдным улицам Москвы, пытаясь отогнать любовь, которая жгла его сердце. Он также, как и эта туземка, был один. «Что пустынный город, что город с многочисленным народом. Одно и то же. Человек всегда один».

Картинка исчезла, и сам экран ушел в пол. Но музыка продолжала. Он сидел один на каменном плато среди звезд. Он плакал. Он сам не знал, почему. То ли от того что был одинок; то ли от того, что было жаль эту женщину. Ясно было одно, что все увиденное и услышанное произвело на него такое сильное впечатление, что оно должно во что-то вылиться. И оно вылилось в слезы.

Затем Макс вытер слезы, встал, походил. Тем временем музыка закончилась.

«И что дальше? Я опять один, но уже в другой Вселенной», ─ подумал он.

Не успел подумать, как услышал цокот по каменному плато сзади себя. Максим обернулся и увидел, как к нему приближался белый конь с всадницей. Всадница напоминала добрую фею из сказки. Вся в белом одеянии, не хватало только волшебной палочки в руке.

─ Здравствуйте, Максим Петрович, ─ сказала чарующим голосом фея.

─ Как? И Вы знаете, как меня зовут? ─ удивленно спросил шахматист.

─ Кто же Вас не знает, вечного странника в поисках настоящей любви? ─ ответила фея, ловко спрыгивая с седла. ─ Меня зовут Любовь. Я была посланницей Бога на этой планете, как Иисус из Назарета на твоей Земле. И меня также распяли, как и Его.

─ Что Он во все Вселенные посылал своих представителей?

─ Вы уже поняли картинку. Бог един. Ну что же Он сделал правильный выбор, и моя дочь будет в надежных руках, ─ заключила Любовь. ─ Максим Петрович, у нас мало времени. Эта Вселенная обречена на свою смерть и новое рождение. Вы должны сесть на этого коня, он Вас отвезет туда, где покоится тело моей дочери. А дальше, надеюсь, сами догадаетесь, что делать. Тем более, что здесь становится жарко. Планета все ближе и ближе подходит к своему Солнцу. И время с увеличением скорости процесса становится быстрей. Вам это известно. Так что, давайте залезайте и скачите.

Без лишних слов Максим вскочил на коня. Конь встал на дыбы, почуяв на себе нового седока, как бы проверяя, удержится ли он. Любовь трижды перекрестила их:

─ С Богом. Запомните: Разум победит, но Любовь должна правит Миром. Аминь.

Потом фея превратилась в дым и улетучилась. А шахматист уже летел на своем коне, словно ракета. Пролетая мимо города, он слышал страшный визг. Город постепенно начал рушиться и плавиться, превращаясь в огромный котел с жидким, разбрызгивающим во все стороны искры, металлом. Конь, неся все дальше на север к полюсу, где занималась заря нового дня. Дня смерти планеты. Конь начал опускаться на льдину, которая тоже начала таять. Он бил копытами о лед, выбивая осколки. Осколки блестели разноцветными огоньками на встающем из-под горизонта жаркого солнца. Солнце начинало занимать такое пространство на небе, что, казалось, вставал огнедышащий великан, который спалить все живое на планете. Что собственно и происходило. Белогривый рысак встал на ледяной плите как вкопанный. Макс соскочил с коня и чуть не упал. Льдина разделилась на двое, открыв бездонное чрево земли. Рядом выскочила кабина лифта, двери открылись, а над ними появилась надпись: «Поторопись!». Шахматист, не мешкая, забежал в кабину, двери закрылись. Лифт полетел вниз с такой скоростью, что Макс ощутил вкус невесомости. Лифт остановился также резко, как и поехал, так что шахматист чуть не оправдал своей клички «Безумный Макс», упав на пол головой вниз. Двери открылись.

 Комната, в которую вошел шахматист, представляла собой эллипс с высоким потолком. В центре стоял саркофаг со стеклянной крышкой. Вокруг были  цветы, чем-то напоминающие розы, но более изящные и красивые. А запах от них шел такой дурманящий, что голова пошла кругом. Стены были расписаны разноцветным орнаментом, описывающие основные вехи давно умершей цивилизации.

Максим Петрович подошел к саркофагу. На одном конце крышки была надпись на понятном языке, но в голове зазвучал голос Любви: «Здесь покоится моя дочь Арабела. Ей приснился сон, что за ее душой придет мужчина на белом коне с другой Вселенной. Ее душа обретет покой с этим человеком. Для этого Бог ей велел заморозить себя в этом месте.»

Максим дотронулся до крышки, она открылась. Он увидел женщину, которую видел на экране. Она была еще красивее. Она была одета в белое платье, на руках белые перчатки. На ногах туфли перламутрового цвета. Симпатичное лицо обрамляли светлые волосы. Губы сначала были белыми, но вдруг они стали постепенно краснеть. Они стали алыми, зовя его к поцелую. Максим Петрович поцеловал. Он почувствовал, как кто влезает в него. Между его и ее губами заструился голубоватый ручеек. Это продолжалось секунд пять. У него помутился разум. Вскоре он пришел в себя, ручеек перестал течь. Крышка медленно начала закрываться. Макс бросил последний взгляд на труп женщины и пошел к лифту. Лифт начал подниматься, но уже не так быстро.

─ Здравствуй, ─ послышался нежный женский голос в ушах Максима.

─ Здравствуй, ─ сказал он.

─ Потом поговорим, а сейчас надо поскорее отсюда убираться.

Лифт ускорился, но на этот все было благополучно. Макс вышел из кабины. Солнце уже нещадно жарило эту землю. Конь стоял и ржал. Он вскочил в седло, и конь побежал, начав быстро подниматься ввысь. Когда они скакали в космосе, Максим Петрович обернулся: планета уже начала постепенно сгорать в собственном солнце. Еще он увидел, как к нему приближался всадник на черном жеребце. Это был вездесущий Мефистофель.

─ Надеюсь, Вы успели, ─ сказал он. ─ Тогда отпустите поводья. Да, и вот и что. Для тебя еще настанет точка бифуркации в твоих изысканиях. Но эта точка будет последняя…

 

Максим Петрович открыл глаза. В глаза бил солнечный свет. Город просыпался. Он лежал на кровати в своем номере гостиницы. Сегодня он должен играть очередную партию на Чемпионате. Он встал и подумал: «Приснится же такое. Бред какой-то или нет». Тут он увидел трубку, которую курил во сне.

─ Неужели это был не сон! ─ вслух произнес Макс.

─ Доброе утро, милый, ─ зазвучал знакомый нежный голос в левом ухе. ─  Нет, это был не сон. Я Арабела. Но если хочешь, назови по своему усмотрению. Пока ты спал, я тут осмотрелась в твоем теле и увидела множество недостатков. Некоторые я исправила. 

─ Я буду тебя называть Белкой.

─ Мне нравится. Я тут у тебя внутри погуляла, пока ты спал. Нашла множество рубцов в твоем сердце. Один очень большой. Откуда он?

─ Были печальные моменты в моей молодости, ─ задумчиво ответил шахматист. ─ Что мне делать дальше?

─ Искать женщину, которая тебе нравится или когда-то любил. Остальное я сделаю сама.

В дверь постучались. Максим Петрович пошел открывать.

─ Ваш завтрак, Максим Петрович, ─ сказал уборщица, ввозя столик с завтраком. ─ Вам просили передать.

            Она вытащила из передника конверт, отдала в руки и пошла убирать постель. Максим Петрович открыл конверт, в нем лежал тетрадный листок, наполовину исписанный красивым женским почерком. Почерк ему был знаком.

«Здравствуй, Максим! Я знаю, ты не хочешь меня видеть. Я умираю. Мне бы очень хотелось тебя увидеть и услышать, что ты простил. Елена».

«Вот и точка бифуркации», ─ подумал он.

«Что ты сказал?»

«Ты и мысли мои читаешь?! Я говорю, что точка выбора настает».

«Да, пока я в твоем теле, я могу все. Вылечить все твои телесные и душевные болячки, читать твои мысли, рыться в твоей памяти. В памяти у тебя столько информации. Можно пока я в тебе, я буду ее изучать?»

«Да, конечно. Тебе же надо ориентироваться в моих делах. А когда мы найдем тебе тело, придется изучить все, что касается моей планеты. Но, боюсь, мы уже нашли тебе тело».

«Ты уже принял решение, милый».

«Да».

 ─ Скажите, пожалуйста, ─ обратился к уборщице Макс, вытаскивая щедрые чаевые, ─ кто Вам передал этот конверт?

─ Женщина. Она сидит в холле гостиницы. И судя по всему, она очень больна, ─ сказала уборщица, кладя деньги в грудной кармашек. ─ Спасибо, Максим Петрович. Постель я убрала, а все остальное потом зайду, уберу. Мы за Вас болеем.

─ Спасибо. А вы не могли бы пригласить эту даму ко мне в номер? ─ попросил Максим.

─ Конечно.

Уборщица вышла. Шахматист сел в кресло, взял в руки столовый прибор и начал ест. И только он сделал последний глоток ароматного кофе, как в дверь снова постучались.

─ Открыто! ─ крикнул он.

Вошла женщина в дорожном костюме. Он узнал, и сердце бешено заколотилось. Некогда румяное, веселое лицо было бледно. Вокруг глаз появились глубокие морщины. Но глаза, по-прежнему, отбрасывали отблеск молодого задора. Он и полюбил ее из-за этих глаз. Она прошла и села в кресло напротив него. Как не старалась она двигаться плавно, но в движениях чувствовалась скованность.

─ Здравствуй, Максим! ─ голос был все таким же чарующим. ─ А ты стал красивей.

─ Спасибо, ─ он почувствовал, как начинает краснеть.

Он взял ее руку и поцеловал. Холодная рука дрожала как осиновый лист. Да и все ее тело дрожало.

─ Ты все такой же галантный.

─ Кофе?

─ Да. Не надо подкрепиться.

─ Может заказать завтрак?

─ Нет. Только кофе.

Максим Петрович налил кофе и подал ей. Она взяла чашку слегка трясущимися руками и, стараясь не пролить на себя, отпила несколько больших глотков. Спросила, ставя на столик чашку:

─ Как ты? Я о тебе стала узнавать только по телевизору и из газет. Мой муж сначала сильно ревновал, боялся, что я уйду к тебе. А потом понял, что у тебя любовь прошла, раз я узнаю о тебе не из первых рук. 

Максим вспомнил, как он ждал любого знака с ее стороны. И даже сочинил стишок:

«Я не владею магией,

Ни черной и ни белой.

Мне не подвластны духи

Ни злые и ни добрые.

Увы. Я простой лишь смертный,

Мне не стать сильней и здоровей,

Чтобы ты смогла стать

Женой моей любимой.

Но во мне живет

Непокорная надежда,

Что вновь увижу я тебя, -

Сказать: «Я люблю тебя,

Выйди замуж за меня».

А потом он так завертелся, что забыл о ней. Лишь когда оставался один, он вспоминал. Но уже с пониманием того, что если даже и встретит ее, что никогда она не выйдет за него замуж. Время и расстояния лечат. Он продолжал поиски, веря, что найдет свою любовь.

Их глаза встретились. «Что я тогда натворила, мой Максимка? Я до сих пор люблю тебя», ─ она так не научилась скрывать свою душу и ее глаза выдавали все мысли. «Я тебя давно простил, Ленуля», ─ говорили его глаза. «Спасибо тебе», ─ был ответ ее глаз.

─ Еще кофе? ─ прерывая этот немой диалог, спросил Максим.

─ Нет. Спасибо. Я пойду. А то муж у меня ревнивый, ─ Лена встала, но начала падать. Он во время подскочил и поддержал.

─ Может, отдохнешь? ─ спросил он.

Но она продолжала падать. Тогда он взял ее на руки и понес ее на кровать. Потом взял трубку телефона и набрал номер администратора гостиницы.

─ Это Максим Петрович, ваш постоялец. Скорую вызовите и быстро ко мне в номер. Затем начал набирать номер сотового телефона своей секретарши.

«Милый, она очень больна, но я могу вылечить ее».

─ Белочка, дорогая, милая. Что я должен сделать и сколько это займет времени? ─ спросил вслух Максим, положив трубку на аппарат.

«Секунд десять. Ты должен открыть ей рот и поднести свои губы к ее губам. И без лишних слов».

Он сделал так, как Арабела велела. При поцелуе произошло все тоже самое, что было в саркофаге, но уже в нашем мире. Но, только он минуту отходил от помешательства.

«Как ты, милый? Ты хотел, чтобы я вселилась в нее?»

«Да».

«Ее тело мне не подойдет, да и к тому же она замужем. Я знаю, что ты ее любил, и это из-за нее у тебя на сердце такой шрам, который чуть заново не открылся. Нет. Она тебе не подходит». 

«Я понял… Извини. Этого больше не повторится».

В дверь вошли администратор и врач.

─ Что случилось, где пациент? ─ спрашивали они хором.

─ На кровати, ─ спокойно ответил Максим Петрович.

«И еще: она любит тебя, но привыкла к своей жизни. А теперь я должна отдохнуть немного».

«Хорошо, Белочка».

─ Ну, что доктор? Как она? ─ спросил Максим Петрович, подойдя к кровати.

─ На лицо обычный обморок. Я ей сделаю успокаивающий укол, и минут двадцать должна полежать, ─ сказал врач.

Максим отошел к столику, где были расставлены шахматы. Он быстро передвигал фигуры, пока на доске не установилась та позиция, над которой он думал вчера в кафе. Он отрешился от окружающей действительности настолько, сто не услышал звук закрывающейся двери за врачом и администратором. Через несколько минут раздумий он вскочил, как ошпаренный:

─ Неужели нашел?!

Он сел снова и начал проверять последствия найденного хода. Это заняло минут тридцать-сорок. Он не заметил, как Елена тихо встала, как будто никакой болезни и в помине не было, понаблюдала за происходившими событиями на лице у Максима. Потом написала записку, положила ее на кровать и также тихо вышла.

─ Все правильно. ─ Максим Петрович сказал вслух.

Подняв глаза, он заметил, что кровать пуста, и на ней лежит бумага. Он быстро подошел к кровати и прочитал ее:

«Спасибо тебе за все, Максим. Ты самый лучший. Я желаю тебе счастья с твоей девушкой. Я должна вернуться к мужу. Елена».

─ Все правильно. ─ опять вслух сказал он.

Стук в дверь заставил его вернуться в реальность. Стук был тихий, как бы царапанье кошки. Он открыл дверь и остолбонел. На пороге стояла женщина. Женщина с лицом ангела. Его сердце бешено заколотилось. Затем из рта начал вытекать голубой свет и окутывать ее, так что вокург нее не образовалась голубая аура. Это продолжалось секунду, но для него показалось, что целую вечность.

─ Здравствуй, любимый.

Она обняла его и поцеловала.

─ Как же долго я тебя искал, любимая, ─ сказал Безумный Макс.

Они стояли обнявшись. Максим увидел старика в стене. Старик подмигнул и исчез…


Поиск по сайту
Наш опрос
Вы зашли на мой сайт, и мне интересно, кем вы являетесь?
Всего ответов: 2413
Альманах

Время
Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Погода
Новости образовани
Жемчужины мысли
Праздники
Информер праздники сегодня
Пообщаемся?
******************
******************

www.copyright.ru


                                                    
  Rambler's Top100Рейтинг@Mail.ruЯндекс.МетрикаКаталог сайтов Bi0